Google+
Ребята с огоньком
intro5

Советская Белоруссия №88 (23730) Суббота, 14 мая 2011 года.

altВ концертном зале «Минск» 5 мая будет жарко: в тот день там даст концерт вокально–инструментальный ансамбль «Пламя», который появился на свет, страшно сказать, 35 лет назад. И если мерить прожитые коллективом годы на манер людских, то находится он сегодня в своей самой боевой творческой форме. Как Сергей Владимирович Березин, руководитель команды, композитор, народный артист России...


Очаг и языки


— Когда музыканты «Самоцветов» ушли из ансамбля и организовали свой коллектив «Пламя», наверное, элемент соревнования присутствовал в отношениях с теми музыкантами, которых Юрий Маликов набрал на их место. Сегодня вы соперничаете с «Самоцветами»?


— Конечно же, нет. Это в спорте состязаются — кто быстрее, выше, дальше. На каждом концерте артист доказывает, прежде всего публике, свое право выходить на сцену. Стремление быть лучшим должно присутствовать, но это как соперничество с самим собой.


— «Пламя», «Самоцветы», «Голубые гитары»... Часть меломанов прочно связывает эти коллективы с временами застоя. Ничего не происходило в Союзе — ничего и на официальной эстраде. А нынешняя популярность исполнителей той закалки чем объясняется?


— Начнем с того, что меломаны любят или не любят музыку, не связывая ее с какими–либо социальными явлениями. Этим обычно занимаются журналисты и политтехнологи. Если говорить о 70 — 80–х, в это время много чего происходило: летали в космос, строились и вводились в эксплуатацию большие заводы и медицинские центры, открывались вузы и НИИ, строилось большое количество бесплатного жилья. Много научных открытий относится к тому периоду. Так что все относительно.


Что же касается эстрады — она не была официальной или неофициальной, она была профессиональной и любительской. На профессиональной эстраде выступали артисты, как правило, с высшим образованием и получали зарплату, самодеятельным творчеством занимались все желающие в свободное от работы время. В те годы на сцене было много талантливых, владеющих профессией авторов и исполнителей, и время это подтверждает: то, что они написали и спели, живет 30 — 35 лет. И тоска по песням тех лет сродни ностальгии по натуральным продуктам.


— Сейчас Валентина Дьяконова, музыканта группы «Пламя», замечательно певшего «У деревни Крюково», назвали бы харизматиком. Что с ним сегодня происходит — то возвращается к вам, то уходит?


— Валентин очень талантливый человек, в высшей степени профессионал, в том и состоит секрет его успеха. Но, к сожалению, у него не все в порядке со здоровьем.


— Еще один ваш солист, Юрий Петерсон, работает в каком–то проекте, тоже имеющем в своем названии слово «пламя». В каких вы с ним отношениях, судиться намереваетесь?


alt— Солистов в ВИА «Пламя» никогда не было, все пели и играли вместе и по очереди, кроме музыкантов, играющих на духовых инструментах, по понятным причинам. Юрий Петерсон был в числе первых, кого пригласили поработать во вновь возобновившем деятельность коллективе. Он был на первых репетициях, но ретировался по–английски. Юридически он не прав, но судиться не будем: это означало бы лишить человека куска хлеба, а Юрий все–таки нам не чужой.


— У кого из тех, кто ушел из «Пламени» навсегда, творческая карьера сложилась наиболее удачно? У Вячеслава Малежика?


— Конечно. Он изначально сольный исполнитель. Его голос имеет своеобразную тембровую окраску, что не очень удобно для пения в ансамбле и очень хорошо для сольных выступлений.


— Когда я читаю в интервью, что партийные чиновники душили ваш ансамбль, то недоумеваю: а за что? Вы пели песни про БАМ и войну, первую любовь и мармелад. В чем крамола была?


— Чиновники не партийные, а ведомственные, и душили — слишком крепко сказано: душить курицу, несущую золотые яйца, непрактично, но вмешивались в работу часто, так как мы пели много песен нечленов Союза композиторов. К тому же я в отличие от других руководителей ВИА не был членом партии. Песню «Мармеладная сказка» запрещали за низкий художественный уровень, «Гороскоп» — за неатеистическое содержание, «Каждый выбирает для себя» пришлось переименовать в «Монолог», потому что ведущие музыканты страны не должны пропагандировать индивидуализм. Работу артистов, которые «шли по первой дороге», как тогда говорили, рассматривали через лупу, на всякий случай, и им доставалось гораздо больше, чем малоизвестным исполнителям.


Из джаза в эстраду


— Сергей Владимирович, многие музыканты вашего поколения пришли в ВИА из джаза. Что вас подвигло бросить такое авторитетное музыкальное направление и уйти в низкосортное по сравнению с ним?


— К сожалению, уйти заставило отсутствие публики и возможности профессионально работать. Но до сих пор помню восторг, когда услышал свою фамилию в программе «Час джаза» по «Голосу Америки»: там освещался первый джазовый фестиваль в СССР, никакие последующие награды и звания не приносили столько счастья.


— Вы работали с такой глыбой, как Марк Бернес...


— К Бернесу я попал случайно: устроил меня к нему концертмейстером Николай Михайлов, бывший руководитель «Пламени», — мы дружили с ним задолго до совместной работы в ансамбле. Бернес был уникальным артистоåм, невероятно популярным в народе и не любимым властью. Благодаря ему я стал заниматься песней. Когда он пел знаменитую «Враги сожгли родную хату», весь зал рыдал, а когда он выходил на сцену стадиона, зрители как по команде вставали и приветствовали его стоя. Тогда–то и изменилось мое отношение к песне. Есть в этом жанре что–то, что заставляет многотысячную толпу плакать или смеяться. С тех пор и разгадываю сию загадку. Так что низкосортным это направление я бы не назвал. И в джазе встречаются бездарные исполнители и низкосортные произведения.


Бонус–трек


— Был шокирован, прочитав давнюю рецензию Артема Троицкого на пластинку «Время пик». Известный провокатор настолько расплылся перед вами в комплиментах, что закралась мысль: уж не проплатили ли вы ему?..


— То было до эпохи продажной прессы, и Троицкий был неподкупен, как Марат. К сожалению, мы до сих пор с Артемом не знакомы лично. «Время пик» — не только название пластинки, а название программы, поставленной на сцене Театра киноактера молодым, талантливым и скандальным в ту пору режиссером Вячеславом Спесивцевым. С декорациями, слайдами, фантастическим по тем временам светом. Но публика в отличие от Троицкого нас не приняла. Люди уходили из зала, программу пришлось снять с проката. Конечно, каждый художник имеет право на самореализацию и поиск, но имеет ли он право изменить своему зрителю, обмануть его ожидания, ведь тот заплатил за билет?.. Быть понятым и при этом не угождать и не потакать — вот одна из самых сложных задач в любом искусстве.


Досье


Первая концертная программа «Пламени» состояла из песен на музыку знаменитого композитора Марка Фрадкина.


Бывший руководитель коллектива Николай Михайлов с 1977 года проживает в США. Сегодня он — американский пенсионер.


Марк Рудинштейн — известный продюсер и киноактер, некогда был директором ВИА «Пламя».


Общий тираж выпущенных виниловых пластинок группы составляет 25 миллионов копий.


Ансамбль является лауреатом Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Гаване (1978 год).


Во время одного из выступлений «Пламени» в Афганистане автобус с артистами попал под обстрел.


Среди самых популярных песен коллектива — «Не повторяется такое никогда», «Идет солдат по городу», «Аты–баты шли солдаты», «Снег кружится», «Не надо печалиться», «На дальней станции сойду», «На два дня»...

Автор публикации: Олег КЛИМОВ

Дата публикации: 28.04.2011