Google+
Как-то раз в поезде я услышал по радио выступление какого-то вокально- инструментального ансамбля. Какого именно-не объявили, да и пленка была изрядно заиграна, видимо от частого употребления, но после первых же звуков мой сосед по купе категорично сказал:
-Это Пламя.
-Вы думаете?
-Не думаю-уверен. По почерку узнаю...

Свой исполнительский почерк-синяя птица творчества, изловить которую мечтает каждый артист, но дается она в руки лишь избранным, самым настойчивым, ищущим, беспокойным.

Свой почерк-это прежде всего свой репертуар. Молодым, никому еще не известным артистам не так-то просто заполучить новые интересные песни.
Композиторы в большинстве случаев предпочитают иметь дело с популярными исполнителями, где песням гарантирован успех. Но композитор М. Фрадкин поверил своей интуиции и отдал несколько своих песен начинающему вокально- инструментальному коллективу, в ту пору еще называвшемуся „Самоцветы“, в творчестве которого пока было больше молодого энтузиазма, нежели мастерства. Но а этом энтузиазме угадывалось стремление к самостоятельности, желание сказать свое слово в быстро набирающем популярность жанре. Сами песни Фрадкина диктовали и манеру их исполнения-волевую, активную и в то же время окрашенную а теплые тона. В них уверенно формировался индивидуальный почерк ансамбля, выводивший его в число ведущих ВИА.

Первые успехи-теле- и радиопередачи, ответственные концерты, внимание прессы-не вскружили головы артистам. Они неистово работали и набирали репертуар. У ансамбля уже были свои „коронные“ песни, которые на любой аудитории проходили с неизменным успехом, но было и сознание того, что в динамичном жанре вокально- инструментальной музыки старым багажом долгя не продержишься-нужны новые исполнительские приемы, новые тембровые краски, новые песни.

Когда коллектив и его руководитель перестают понимать друг друга, самое разумное-расстаться. Так и произошло. Ансамбль принял новое имя. Публика некоторое время недоумевала, но вскоре безоговорочно приняла коллектив „Пламя“, тем более что он сохранил верность своему молодежному стилю. Сохранить ее помогли песни. Ансамбль знал, чего он хочет, знали и композиторы, почувствовавшие в „Пламени“ интересного творческого партнера. Символично, что дружба с Н. Богословским началась с „Песни о дружбе“. За ней последовали и другие: лирический мелодизм композитора оказался близок ансамблю.  Песни Богословского давали простор для поиска. „Мой Севастополь“ в аранжировке С. Березина превратился в развернутую вокально-инструментальную композицию с использованием новых тембровых сочетаний (кларнет с голосом), сложных вокальных ходов, резкой смены динамики. Поиск увенчался успехом-песня стала одним из ключевых номеров программы „Пламени“, В другой лирической песне Богословского, „Кружится лист“, были использованы в инструментальной фактуре элементы джаза. Для самих артистов это оказалось некоторой неожиданностью, а автор, прослушав песню, сказал:

-А я так и задумывал!

Еще одна, может быть внешне неприметная, но для артистов существенная, новинка: звучание баяна в шуточной песне „В шахтерском общежитии“. Необычное сочетание инструментальных тембров позволило создать яркую образную картинку.

Характерной особенностью „Пламени“ является стремление искать в каждой новой песне новые исполнительские приемы. Конечно, удобней пользоваться апробированным, наигранным но радость открытия не-сравнима ни с чем, тем более что каждый новый прием, новый штрих-это вклад в копилку мастерства. В песне В. Шаинского на дальней станции сойду„использованы звукоизобразительные моменты: шум поезда, соловьиный посвист исполнены так искусно, что на первых порах казалось, будто ансамбль использует заранее озвученную пленку. Но все происходит сиюминутно, на сцене. И как ни великолепен звуковой эффект-он не самоцель, а средство раскрытия образа

Самая тесная дружба по-прежнему связывает коллектив с Марком Григорьевичем Фрадкиным. Уже стали классикой композиции „За фабричной заставой“ и „За того парня“, „Баллада о спасенном хлебе“, „У деревни Крюково“. В репертуаре „Пламени“ появляются все новые песни композитора. Быструю популярность обрела лирическая „Придет и к вам любовь“, звучит в концертах проникновенное воспоминание о детстве-„Песня о красном коне“. Ансамбль-непременный участник всех авторских концертов Фрадкина. Ленинград, Ярославль, Иваново, города Белоруссии принимали их в совместных гастролях.

Поездки вообще составляют значительную часть жизини ансамбля. Он исколесил всю страну. Особенно часто „Пламя“ выступает на комсомольских стройках-ведь смысл его творчества в служении молодым. На „Челябметаллургстрое“ он выступал в цехе холодной прокатки-здесь состоялась премьера песни И. Якушенко и Л. Ошанина „Солнце в декабре“. На БАМе звучала песня В. Шаинского и М. Пляцковского „Дорога железная“, рожденная на стройке и посвященная строителям. Атоммаш горячо аплодировал песням Фрадкина.

Тысяча девятьсот семьдесят седьмой год был самым насыщенным в жизни „Пламени“. Ансамбль принимал участие во многих фестивалях в Волгограде, в Ленинграде, в Хельсинки. На последнем советские артисты подружились со своими финскими коллегами, ансамблем коммунистической молодежи „Космическая птица“. Встреча с этим коллективом превратилась в песенный праздник, на котором москвичи исполняли финские песни, а ребята из Хельсинки спели „У деревни Крюково“.

В том же году коллектив принял участие во Всесоюзном конкурсе, посвященном 60-летию Советской власти.

Это была чудесная пора-подготовка к конкурсу! Полтора месяца ни гастролей, ни концертов-только репетиции, шлифовка каждого звука, отделка каждой детали... Как жаль, что в суматошной концертной жизни так редко удается спокойно осмыслить свое творчество, а ведь польза от этого большая: мастерство обретает точность, можно убрать все случайное. Недаром же конкурсная программа „Пламени“ была удостоена лауреатского диплома.

Фестиваль на Кубе. В течение дня выступали в разных концах Гаваны. То это был грандиозный гала-концерт советской делегации, то фестиваль политической песни, то творческий вечер поэта Роберта Рождественского, то встречи в советском клубе. И всюду звучали песни. Одну из них-„Это говорим мы!“ молодого композитора Г. Мовсесяна на слова Л. Ошанина-ансамбль „Пламя“ привез в подарок фестивалю. И этот музыкальный сувенир пришелся по душе его участникам-вся Гавана запела песню, она звучала на разных языках рядом с прославленной „Катюшей“ и „Подмосковными вечерами“. Что может быть дороже для авторов и исполнителей песни, чем ее всенародное признание!

В Гаване артисты „Пламени“ встретили старых друзей из берлинского „Октобер-клуба“. На одном из концертов завязалась и новая дружба с Дииом Ридом. Это был музыкальный экспромт, в котором ансамбль аккомпанировал его популярной песне „Джерико“, а потом все вместе под аплодисменты зала спели „Пусть всегда будет солнце“. И всюду публика, пресса, коллеги по искусству отмечали высокую вокальную культуру „Пламени“, его инструментальную виртуозность.

Домой ансамбль „Пламя“ возвращался перегруженным впечатлениями, новыми песнями и новыми инструментами, приобретенными на Кубе,-барабанами итумбаглорев и бонгами. Этим экзотическим“ инструментам уже уготовано место в ритм-группе.

Пианист Сергей Березин-музыкальный мозг ансамбля, его главный аранжировщик, в значительной степени определяющий и сполнительский почерк коллектива. Судя по устойчивой популярности „Пламени“, почерк „этот находится в уверенных, чутких руках. Березин внимательно следит за развитием жанра и охотно использует все интересные новинки в своих аранжировках.

Тембровое разнообразие во многом зависит от мастерства духовиков Александра Колоколова и Игоря Никитина. Труба, кларнет, флейта, все виды саксофонов подвластны им, и их сочетание с вокальной группой нередко создает яркий колористический спектр.

Ударник Виктор Дегтярев хорошо чувствует ритм, виртуозен в соло, тактичен в аккомпанементе. В качестве „смежной“ профессии освоил баян, чем внес в партитуру ансамбля неожиданную свежую краску.

Завоевать популярность в вокально-инструментальном жанре несложно-она запрограммирована в самой сущности жанра. Достаточно более или менее сносно повторить два-три известных шлягера-успех обеспечен. Превратить популярность в прочную, осмысленную любовь сложнее, нужно идти хотя бы в ногу со временем. Но самое трудное-заслужить право на собственный почерк. Для этого требуется умение чуть-чуть опережать время.

Не ошибается лишь тот, кто не ищет. Есть и еще будут ошибки у „Пламени“. И он будет их преодолевать и идти к новым вершинам мастерства. Потому что он всегда в поиске, потому что у него такой уж беспокойный характер.

ЕВГ. ЭПШТЕИН